Суббота, 25.11.2017, 12:28:48
Главная » 2009 » Февраль » 20 » Интервью с заместителем руководителя регионального агентства по недропользованию по Уральскому федеральному округу
15:59:16
Интервью с заместителем руководителя регионального агентства по недропользованию по Уральскому федеральному округу
         Открытия крупных месторождений в рамках проекта «Урал Промышленный – Урал Полярный» ожидать не стоит – таково мнение геологов. Как показали опережающие региональные работы, рудный ресурсный потенциал территорий оказался значительно меньше прогнозируемого. «Построить ГОК и сидеть на нем 50 лет» не получится, однако это не означает, что работы надо прекратить. Николай Кокорин в интервью «НЭП» рассказал, какой может быть стратегия дальнейшего освоения Полярного и Приполярного Урала, где корпорация «УП-УП» «потеряла» 500 млн рублей и почему регионы отказались от финансирования геологоразведки.

– Николай Петрович, хватает ли средств на геологоразведку в рамках «УП-УП»? Недавно на заседании рабочей группы в уральском полпредстве было заявлено, что федеральный центр не выполняет свои обязательства по финансированию работ в полной мере.

– Да, я считаю, что для решения тех первоочередных задач, заложенных в рамках «Комплексного плана геологоразведочных работ по развитию минерально-сырьевой базы Северного, Приполярного и Полярного Урала на 2006-2009 гг.», финансирование достаточное. Если раньше ежегодное финансирование составляло 200-300 тысяч, то с 2006 года более 500 тысяч. Что касается федералов, то сейчас точных данных нет – год еще не закончен. Но я могу уверенно сказать, что все обязательства, которые государство взяло на себя в 2008 году, выполнены. В 2009 году, скорее всего, произойдет небольшое перераспределение между отдельными объектами, которые по ходу работ были сняты с изучения из-за своей не перспективности.

– Но почему тогда корпорация недосчиталась 500 млн рублей на ГРР? Представители «УП-УП» были очень удивлены, когда куратор комплексного плана, директор Всероссийского научно-исследовательского института минерального сырья (ВИМС) Григорий Машковцев заявил, что федеральный центр за 2006-2008 годы выделил 2,1 млрд рублей. По данным корпорации, эта сумма составила всего 1,6 млрд рублей.

– Это вопрос не к Уралнедрам, а к представителям корпорации «Урала Промышленного – Урала Полярного», откуда они берут данные. У нас официальная информация, так как федеральные средства закреплены за нашим ведомством: мы и получатели, и администраторы, и распределители этого бюджета. Те цифры, которые озвучил Машковцев – они тоже не совсем верные. Финансирование федерального бюджета на данный момент равно 1 млрд. 819 млн. 928 тысяч. Но! Машковцев также посчитал объект, который мы закончили в прошлом году, и на который было выделено 280 млн. – Полярно-Уральский трансек (границы объекта от Коми через уральский хребет с заходом на Ямал). Там прошли геофизические работы по изучению глубинного строения. Да, этот трансек изначально не звучал в Плане как объект для «Урала Промышленного – Урала Полярного». Но информация по трансеку, которую получили наши геофизики, очень заинтересовала. Исследуя территорию, мы увидели, что те уральские структуры, которые есть на месторождениях Свердловской и Челябинской областях, на Полярном Урале несколько отличаются, а, следовательно, появляется вопрос: а все ли можно так напрямую коррелировать с Уральской геологической структурой? В принципе, исследование все равно было сделано в пользу «Урала Промышленного – Урала Полярного», так как эти данные помогают в геологическом изучении минерально-сырьевой базы в транспортном коридоре. Поэтому, думаю, Машковцев имел право прибавить эти объемы работ. Да и что такое Комплексный План? Это не список конкретных объектов, это перечень определенных видов работ на определенной территории, с определением финансирования на определенные виды сырья.

– Если вернуться к теме природного потенциала Полярного и Приполярного Урала. В середине года будет подведены предварительные итоги региональных опережающих работ. Ученые и геологи уже признались, что наметилось определенное снижение…

– Мы действительно получили негативные результаты по ряду объектов. Планировали ведь как – откроем крупное уникальное месторождение, построим ГОК, и будем сидеть на нем 50 лет. Но в рамках «Урала Промышленного» таких объектов по твердым полезным ископаемым (железо, марганец, хром) на нынешний момент в нынешних экономических и технологических условиях не будет. Ведь что такое крупное месторождение, например, железа? Это более полумиллиарда тонн. Все что меньше – это среднее месторождение, все, что меньше 100 – это и вовсе мелочевка. Да, сегодня у нас нет крупного объекта, который самостоятельно может быть единственным объектом эксплуатации.

Но никто не говорит, что там нечего делать. У нас там есть пять небольших сближенных объектов. Сейчас это просто локальные объекты, которые не позволяют в полной мере развивать рентабельную, промышленную эксплуатацию. Если этот момент скорректировать и объединить их, то получится приличный вариант. Можно также строить ГОКи и отрабатывать сближенные объекты. У нас есть такие примеры и в Свердловской области, Якутии, Кузбассе.

– А какие конкретно объекты не оправдали ожиданий?

– Самое главное разочарование – это железорудное направление. Там два первоочередных объекта, по которым мы не получили даже того, чего ожидали: ресурсы оказались мизерными, не такими солидными, которыми можно было бы заниматься.

Например, Юнь-Ягинский рудный узел (ЯНАО). Там работы еще идут до конца 2009 года, но уже ясно – тех ожидаемых 350 млн. тонн ресурсов мы не получим. Щучинский рудный район остается, но само месторождение, как отдельный объект, больше не интересно. Северо-Вольинская аномалия – с точки зрения экономической целесообразности объекта там нет. Очень низкие содержания, очень мелкие рудные тела, часть аномалий оказались пустыми. То есть, не будет это объектом даже в купе с чем-то.

Есть еще одна спорная площадь – МАН-9 (магнитная аномалия №9). Я бы не сказал, что она выпала, надо просто разбираться. Это объект не традиционный, не уральский – руды нетипичные. Если был бы чисто уральский тип железных руд, то те объемы, которые мне показали, потянули только на мелкое месторождение. Поскольку руды другие, подход там должен быть тоже другим. Поэтому я считаю МАН-9 списывать рано. Частично он будет в 2009 году захвачен – как составная часть другого объекта. Но повторю, тех ожиданий, которые на него возлагали, мы не получили. Просто объект сильно сменил приоритеты – из первоочередных уходит на вторую или вовсе третью позицию. Развивать его пока нет смысла.

Более менее нас порадовало медное направление. Там есть ряд положительных результатов, например, объект Западный в Югре. В ближайшей перспективе рассчитываем на конкретный ресурсный потенциал порядка 200 тысяч тонн с содержанием меди на уровне 2-3 процента. Работа по хромитовому направлению тоже дала по ряду объектов положительные результаты. Но повторюсь, те положительные результаты, которые мы получили – меньше того, на что рассчитывали.

– А каков потенциал той территории, которая еще не была исследована в рамках Плана?

– Ну, что значит, не обследована? Я вот смотрю на некоторых специалистов, которые на карте Полярного и Приполярного Урала все еще «видят» белые пятна и удивляюсь. Вообще-то там 70 лет уже ведутся работы, 15 тысяч человек было вовлечено. Что же все выдается белым пятном? Или получается, что люди ничего не делали, что ли? Да, сегодня требования другие, технологии другие, экономика другая. Но основа всё же есть. Другое дело, что геологическое изучение оно, вообще, бесконечно. Но многие геологи уже подтвердили – при нынешнем уровне развития техники, в том числе горнодобычного и металлургического производства, все, что мы можем здесь ожидать – это мелкие или в лучшем случае средние месторождения. Я понимаю, что многим это не нравится, в том числе и корпорации «УП-УП». Но это так. Если говорить честно, то ни один здравомыслящий инвестор при таком раскладе ресурсов на север не пойдет. Я считаю, и пытаюсь убедить представителей корпорации, что инвестора надо завлекать не цифрами и крупными уникальными месторождениями, а экономическими выкладками. Вопрос не столько, сколько миллионов тонн в том или ином месторождении, а какая рентабельность может быть на том или ином объекте.

– На заседании рабочей группы прозвучало обвинение в адрес Роснедр: ведомство задерживает реализацию проекта «УП-УП». В качестве примера приводилась ситуация с аукционами и конкурсами – за 2008 год не было выдано ни одной лицензии на пользования твердыми полезными ископаемыми.

– В 2007 году вступил в действие новый Земельный кодекс, и из-за этого пришлось срочно вносить изменения в закон «О недрах». В чем они заключались. Раньше в законе «О недрах» было прописано, что до выдачи лицензии (а фактически до составления перечня объектов, выставляемых на лицензирование) мы (Роснедра) должны получить согласие от собственника земли, либо от владельца, пользователя, или от арендатора. В 2007 году вступила в норму система, согласно которой получать согласие надо и у собственника, и у владельца, и у землепользователя, и у арендатора. И тут возникли проблемы. Их же надо всех искать, а у нас до сих пор не везде сформированы кадастры. Представьте, составляю я перечень объектов, в него вошла Алапаевская площадь, на территории которой, как выясняется, зарегистрировано более полутора тысяч владельцев земли. И как я должен их физически искать? Кроме того, люди не всегда грамотно оформляют документы при покупке или аренде земли. В общем, проблем возникло множество. В середине 2008 года был поднят вопрос по этой норме, 18 декабря 2008 года ее отменили. С нового года Роснедра выдают лицензию, а дальше недропользователь сам согласует все вопросы с землевладельцами, землепользователями и арендаторами. Но пока норма существовала, задержки по выставлению участков на конкурсы и аукционы, конечно, были. И не только у нас, по всей России. Поэтому с претензиями в адрес Роснедр, которые якобы задерживают реализацию проекта, я не совсем согласен. Да, у нас не идеально организована работа. Но 2008 год мы провалили только из-за этой нормы.

Но с другой стороны, если корпорация так спешит, то она могла начать с геологического изучения территории, а не идти по пути получения сквозных лицензий. Подала бы заявку в Роснедра, получила лицензию на геологическое изучение и спокойно работала. Это помогло бы ей еще быстрее убедиться, что да, на такой-то территории есть месторождение, довести его до запасов, обсчитать экономику, выстроить какие-то проектные решения по обработки и так далее. После этого сделать заявку на конкурс или аукцион. Но корпорация пошла сразу на то, чтобы приобретать участок. Ну, хорошо, это ее право…

– У вас есть претензии к «УП-УП»?

– Да. Есть претензии к коллегам из «Урала Промышленного – Урала Полярного». Самая последняя лицензия ими была получена в мае 2008 года. Прошло полгода, а до сих пор нет проекта геологоразведочных работ. Причем проектов нет по всем 8 лицензиям, которые получила корпорация. Проект по госконтрактам делается за 1-3 месяца. У корпорации по некоторым лицензиям проекты зависли на полгода, а по некоторым и вовсе на год. Так из-за кого же простой?

– А почему проектов нет?

– А не уверен, что у них есть деньги. Я подозреваю, что и конкретных инвесторов нет. Ведь что самое главное в проекте – как раз методика проведение ГРР: как, в какой очередности, какими методами, какой техникой, какими станками, до какой глубины, как часто и так далее. Это солидная работа, где недропользователь рассказывает, как будет изучать данный участок, чтобы получить тот результат, который обозначен в лицензии. Насколько я понимаю, на каждое месторождение корпорации ищет партнеров. Видимо, с ними и идут какие-то согласования. Но еще раз повторю – год, имея на руках лицензии, корпорация не ведет никаких работ. А по-хорошему, на участках уже должна идти во всю геологоразведка за счет недропользователя.

– Насколько мне известно, уже началась разработка «Комплексного плана геологоразведочных работ по развитию минерально-сырьевой базы «УП-УП» на 2010-2015 годы». Недавно были озвучены первые цифры по финансированию. Планируется, что ежегодно из федерального бюджета будет выделяться 800 млн. рублей.

– Это первая прикидка. Мы, Уралнедра и ВИМС, проанализировав предварительные результаты работ, решаем, куда двигаться дальше. Если первые три года оптимизм был большой, то теперь мы поняли, что наши шибко оптимистические настроения не обоснованы. На следующую пятилетку будем ориентироваться на более реалистичные работы. Недавно были определены предварительные объекты и виды работ. Но цифра, озвученная Машковцевым, еще будет согласовываться. Я считаю, что и сейчас федерация выделяет вполне достаточно, чтобы проводить эффективно работы. Кроме того, отмечу, что работы, которые сейчас на государственных плечах – поисковые – это самый высокий коммерческий риск. Государство берет его на себя.

– Григорий Машковцев также отметил, что будет только два источника финансирования – федеральный бюджет и недропользователи. Получается, что исключены региональные бюджеты? Между тем, практика показывает, что в большей мере геологоразведку поддерживают именно регионы, которые выделяют на эти цели обещанные деньги в полном объеме. Машковцев не ошибся?

– Нет, региональных бюджетов не будет.

Регионы сами отказались от финансирования ГРР?

– У нас есть бюджетный кодекс, где четко прописано, на какие виды работ субъекты федерации имеют право тратить свои бюджетные деньги. ГГР там нет. А Ямал и Югра, которые так активно вкладывали в это деньги, нарушали кодекс. В 2007 году, кстати, когда были проверки генпрокуратуры, им было на это указано. Поэтому Ямал с 2008 года вообще ничего больше не дает – сказал, все, я исполняю законодательство и предписание прокуратуры. Югра пока не знаю. Но мы не можем планировать план с нарушением законодательства. Другой вопрос, пойдет ли та же Югра опять на это или нет. Но нас это уже не касается.

– Но ведь из-за этого проект лишится серьезных инвестиций?

– Я считаю, что в этом есть положительный момент. Фактически, деньги, которые выделяли регионы на эти цели с 2006 по 2008 годы, находились «в свободном полете», правильность и эффективность их расходования не контролировались с геологической точки зрения. Те отчеты по работам, которые были проведены за деньги субъектов, вызывают сомнения в плане целесообразности траты на них.

Просмотров: 1169 | Добавил: Love | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
...



На службе : дней
Главная | Регистрация | Вход | RSS

12:28:48
Обновить

Поиск
Календарь
«  Февраль 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
232425262728
...
Архив записей
Друзья сайта
А вы зарегестрировались?
Статистика





hackings.ru

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
ИНФОРМЕРЫ
GeoInfoCom
Чехия курс валюты
Казахских тенге(KZT)//-//
Таджикских сомони(TJS)//-//
(TRL)//-//
Евро(EUR)//-//
Китайских юаней Жэньминьби(CNY)//-//
Мексиканских песо(MXN)//-//
Доллар США(USD)//-//
Иранских риалов(IRR)//-//
Иракских динаров(IQD)//-//
Японских йен(JPY)//-//
Северо-Корейских вон(KPW)//-//
Вон Республики Корея(KRW)//-//
Кувейтский динар(KWD)//-//
Монгольских тугриков(MNT)//-//
Дирхамов ОАЭ(AED)//-//
Новых тайваньских долларов(TWD)//-//
Долларов Зимбабве(ZWD)//-//
Франков КФА ВЕАС(XAF)//-//
Малагасийских ариари(MGA)//-//
Конголезских франков(CDF)//-//
Австралийский доллар(AUD)//-//
Copyright GeoInfoCom © 2017 | --> ADMIN: aka_kludge